Слово месяца

Господь заботится о нас

Июль 2009

Порой я указываю на богослужениях на то, что случаи подтверждения веры важны для нас. Они окрыляют нас в вере. Об одном таком случае мне хотелось бы рассказать. Чтобы служить детям Божьим в Центральной Америке, я запланировал богослужение в Никарагуа. Самолет летел через Майами (США) в Манагуа, столицу Никарагуа.

В Майами получилось так, что паспортный контроль и досмотр багажа заняли очень много времени. Все прибывающие пассажиры должны были подойти к окошкам, перед которыми образовывались длинные очереди. Они продвигались крайне медленно. Мне понадобилось более двух часов, чтобы пройти контроль, и со смешанными чувствами я думал об обратном пути. После пребывания в Никарагуа было запланировано богослужение в Панаме. Оттуда через Майами я отправился обратно в Германию.

По расписанию между рейсами на обратном пути у меня в Майами было около двух часов, но из-за опоздания самолета это время сократилось до менее, чем полутора часов. Перед тем как отправиться в обратный путь я интенсивно молился и поэтому был уверен в том, что Господь проложит мне путь и я вовремя прибуду к стыковочному рейсу в Германию. Но моя вера подверглась очень трудному испытанию.

В зале, где проходил паспортный контроль, вновь образовались длинные очереди. Перед каждым окошком стояли как минимум по 20 человек. Исходя из опыта по прибытии, не стоило и рассчитывать на то, чтобы пройти контроль в течение часа. Я попытался заговорить с другими пассажирами и объяснить им мою ситуацию. Я просил их пропустить меня вперед. Но – как в таких случаях бывает – каждый отвечал, что он сам спешит и не может допустить, чтобы кто-то проходил без очереди. И служащие, к которым я обращался, только пожимали плечами. Время шло…

«Так, – подумал я, – сделаю еще одну, последнюю, попытку». Про себя я помолился: «Господи милосердный, пожалуйста, пошли же мне ангела, который проведет меня здесь, иначе я пропущу мой рейс».

Это означало бы для меня дальнейшие неудобства и в конце концов привело бы к тому, что весь рабочий график порядком бы нарушился, поскольку на последующие дни были запланированы переговоры, конференции и т.д. Я предпринял последнюю попытку и еще раз обратился к официальному лицу, стоящему недалеко от меня, но сигнализировавшему мне свое равнодушие. Всё же он указал мне на другого служащего: «Там, в окошке в углу, сидит мужчина в форме, к нему вы можете обратиться с вашей проблемой».

Я пошел туда и попросил мужчину о помощи. Но и этот служащий не выказал особого интереса. Мне казалось, он не станет шевелить и пальцем ради меня. Вдруг произошло что-то странное: мужчина на пару секунд задержал на мне свой взгляд, и я заметил, что внутри его что-то происходило. Через несколько секунд его взгляд изменился. Мужчина встал и сказал: «Я помогу вам».

Он пошел со мной к окошку, зарезервированному для дипломатов. Там ждало несколько человек, очевидно, экипаж самолета. Они запротестовали, когда я стал проходить мимо них, но их реакция была не очень бурной, поскольку меня сопровождал человек в форме. Мой спутник обратился к служащему в окошке, и тот сразу подозвал меня к себе.

Я так быстро прошел контроль, что едва мог по-настоящему поблагодарить моего помощника. Затем я сразу помчался в зал регистрации пассажиров. Там тоже была длинная очередь. У одного же окошка никого не было, потому что сидящая там сотрудница была, по всей видимости, занята каким-то другим делом. Когда я спросил, не могла ли бы она мне помочь, она сразу выразила свою готовность, созвонилась с залом накопления пассажиров, чтобы сообщить об опаздывающем пассажире, выдала мне талон на посадку и сопроводила к багажному контролю. Я вовремя был в самолете. Не прошло и пяти минут после того, как я поднялся на борт, как выходы были закрыты…

Я сидел словно во сне и пропускал перед своим внутренним взором всё, что произошло. Оглядываясь назад на пережитую ситуацию, я чувствовал, что ангелы окружали меня, освобождая мне путь. Всё это было еще более невероятно, чем я могу описать. Господь действительно помог мне! Может, мой рассказ о произошедшем покажется кому-то слишком восторженным, но я премного благодарен нашему Небесному Отцу.

Вильгельм Лебер