Официальные объявления

Первоапостол Жан-Люк Шнайдер: » Мысль о примирении является центральной «

31.10.2014

Первоапостол Жан-Люк Шнайдер

(фото: П. Вильд)

Цюрих. Как уже сообщалось, в конце ноября должно быть подписано Заявление о примирении между Апостольским объединением и Новоапостольской церковью. Это исторический момент для обеих церквей после почти 60 лет разобщения. Мы спросили руководителя Международной церкви первоапостола Жана-Люка Шнайдера о подоплеке этого события.

Первоапостол Шнайдер, между Новоапостольской церковью и Апостольским объединением должен быть подписан документ о примирении. Что это такое конкретно?

Первоапостол Шнайдер: Действительно, появился документ о примирении, который подпишут обе церкви. Об этом мы объявили официально. Я воспринимаю это как очень позитивный знак взаимного уважения и абсолютно с этим согласен. В кругу окружных апостолов мы тоже были едины во мнении, что пойти эти путем – это наша обязанность и задача. Это доказывает, что нам, христианам, очень важно жить в следовании Иисусу Христу.

Что Вы имеете в виду?

Первоапостол Шнайдер: Апостольский сан – это сан примирения. Так говорит нам Писание, так было установлено Самим Богом. Апостол должен проповедовать примирение и примирять мир с Богом. Это не только компонент доктрины. Прежде всего и главным образом, это также серьезное требование к жизненной позиции и позиции в вере самих апостолов.  Апостол должен всегда иметь примирительные мысли и с примирением идти к другим. Поэтому нам не позволительно вплоть до сегодняшнего времени непримиримо общаться с другими объединениями только потому, что мы еще не проанализировали общую историю.

 

«Сегодня мысль о примирении является центральной»

 

Однако то, что апостольский сан является саном примирения, мы знаем уже давно. Почему только сейчас эта ссылка на это?  

Первоапостол Шнайдер: Особо отметить апостольский сан как сан примирения – это, конечно, не мое изобретение. Но я хочу, чтобы другие достоверно воспринимали это по нам. Мы  серьезно так полагаем, это не просто запись в нашем Катехизисе, но и наше глубокое внутреннее желание соответствовать в этом Божьей воле. И еще раз: уполномочить на это данный сан – это Божья воля. Сегодня мы должны принять ее , и мы не можем постоянно уклоняться от ее исполнения. Так не пойдет! Однако – и я хочу сказать это совершенно откровенно – для примирения необходим подходящий момент. До сих пор его еще не было. Были различные попытки, которые все были необходимы. Но теперь мы хотим воспользоваться благоприятным моментом.   

Почему мы не могли/не сказали об этом на информационном вечере в декабре 2007 года?

Первоапостол Шнайдер: Ведь тот информационный вечер преследовал другую цель. Тогда мы хотели проанализировать историю с нашей точки зрения. Мы хотели после анализа документов сказать что-то о взаимосвязях, событиях, решениях. Был изложен более длительный процесс развития. Но сегодня мысль о примирении гораздо более, чем прежде является центральной.  Примирение означает не то, что мы должны исключить наши различные точки зрения, а что мы можем обсуждать их друг с другом по-братски.

Изменилась ли точка зрения на послание первоапостола Иоганна Готфрида Бишоффа?

Первоапостол Шнайдер: Полагаю, что да. В силу преувеличенной значимости сана первоапостола в то время это послание быстро приобрело в церкви первостепенное значение. Оно было превращено в догму и позднее считалось в качестве «вступительного экзамена» в Новоапостольскую церковь. Эта тогдашняя «исключительность» отгородила нас от других конфессий. Сегодня наше учение относительно этого иное. Наши верующие являются частью Церкви Христовой. В Катехизисе сан апостола и сан первоапостола описаны однозначно.

 

«Я хотел бы, чтобы то, что мы, как апостолы, говорим о примирении, воспринималось всерьез»

 

Желают ли этого примирения между Новоапостольской церковью и Апостольским объединением в новоапостольских общины?

Первоапостол Шнайдер: По нашему впечатлению, да. Разумеется, будут голоса против этого, но они есть всегда. Они не имеют права сбивать нас с пути Божественного поручения. Но в общем я констатирую высокую готовность наших общин двигаться в направлении мирного сосуществования обеих церквей. Первоапостолы Фер и Лебер оказали на это значительное воздействие. Я напомню лишь о призыве первоапостола Лебера на Европейском Дне молодежи в мае 2009 года в Дюссельдорфе. При подготовке к Святому причастию для усопших он сказал: «Я протягиваю руку – в том числе и от имени церкви – к примирению, а если ищешь примирения, то это также всегда включает в себя и признание того, что и с твоей собственной стороны были сделаны ошибки. Я хочу признать это здесь публично, не вдаваясь в детали. Да, и с нашей стороны, со стороны Новоапостольской церкви, были совершены ошибки. Мы протягиваем руку к примирению». После изложения его позиции в мае 2003 года со ссылкой на то, что мы не настаиваем на Божественной природе послания первоапостола Бишоффа, и после дружественной оценки этой позиции со стороны Апостольского объединения переговоры возобновились. Это – великолепная подготовительная работа, которую я, как первоапостол, хочу продолжить.  

Что Вы посоветуете новоапостольским братьям и сестрам по вере, как они должны обходиться с ожидаемым документом о примирении?

Первоапостол Шнайдер: Я хотел бы, чтобы то, что мы, как апостолы, говорим о примирении, воспринималось всерьез. Поэтому я считаю своей задачей нести это и внутрь церкви. Я советую всем воплотить эту мысль в свое личное дело и со своей стороны жить в миролюбии.

 

«Для меня важно, чтобы сегодня мы принимал иправильные решения»

 

Что значит имеющееся ныне Заявление для будущего? Имеются ли мысли о том, что обе церкви объединятся?

Первоапостол Шнайдер: На последний вопрос я хочу ответить отрицательно. Целью переговоров всегда было только примирение двух религиозных объединений, которые признают и уважают друг друга. Объединение обеих церквей не планировалось и не планируется. В переносе «примирения сердец» на уровень общин и округов христиане обеих церквей должны принимать друг друга, даже если имеются различные взгляды на вопросы веры. Само собой разумеется, примирение не исключает обязательной защиты собственных убеждений. В целом должно возникнуть экуменическое сосуществование, в котором ведущую роль играет принцип «примирившегося различия». Христианское самосознание заключается в том, что мы принимаем и уважаем друг друга в Церкви Христовой.  

Последний вопрос: Почему Бог вообще допустил это время с его тяготами и невзгодами?

Первоапостол Шнайдер: На этот вопрос никто не сможет дать удовлетворительный ответ. Почему Бог допустил раскол в христианстве? Всеобщая Церковь Христова раскололась в своей видимой части. Уже в эпоху раннехристианской церкви в общинах существовали разногласия. Почему Бог допустил, что возник период без апостолов, когда не было персонального заполнения сана, учрежденного Его Сыном? Почему Бог допустил неверное развитие в Католико-апостольской церкви, приведшее к развитию Новоапостольской церкви? Нам также нельзя забывать, что Бог предоставил человеку свободу решения и что Он уважает эту свободу. Когда люди принимают неверные решения, не Бог в этом виноват. Ответственность лежит на людях! Сегодня мы не можем совершенно точно узнать, каким образом и почему наши предшественники приняли некоторые решения. Это знает один только Бог. Для меня важно, чтобы мы сегодня принимали верные решения. Я придаю очень большое значение тому, чтобы наши решения принимались на основе Библии, исходя из нашего Катехизиса и нашего руководства «Служение и руководящее положение в Новоапостольской церкви».